Между Болотной и Тяньаньмэнь

Дата: 2011.12.20
Категория: Выборы 2011

 

 

Если бы энергетику людей, собравшихся в субботу на Болотной площади, можно было по законам сетевых игр и фильмов fantasy сфокусировать лучом ненависти на бороде «волшебника» Чурова, то она, скорее всего, спалилась бы тут же, распространяя окрест характерный запах паленой курицы. Но жизнь, увы, сложнее сетевых игр и фильмов про властелинов колец (аналог наших избирательных урн).

Не стоит преувеличивать испуг и растерянность властей. Если таковые и наблюдаются, то пока еще не привели к свершению критического количества глупостей, которые могли бы дальше дестабилизировать обстановку. Впрочем, по части глупостей, может статься, еще все впереди.

Пока выбрана тактика, которую в футболе называют «заигрыванием». А в дебатах – забалтыванием. В простонародье эта совокупность действий выражена в пословице насчет кота Васьки, который слушает да ест. Мол, как замечательно, что небезразличные люди мирно выражают свою гражданскую позицию – почти ласково отзывается о массовых манифестациях генпрокурор Чайка. Президент Медведев, обозначив свое несогласие с лозунгами демонстрантов, поручил кому-то разобраться с нарушениями (кому – не сказал), а пресс-секретарь премьера, похоже, уже обрисовал примерную цифру возможных (допустимых?) фальсификаций – 0,5%. Борода «волшебника» Чурова, судя по всему, в списке потенциальных сакральных жертв на алтарь демократии отсутствует. Наши правители не любят действовать «под диктовку толпы», они считают это слабостью, даже если это ведет ситуацию в тупик (см., в частности, недавний цирк с выборам в Южной Осетии, где явного победителя не признали лишь потому, что не она была изначально «согласована»).

Власти рассчитывают, что с каждым новым митингом желающих протестовать на морозе будет все меньше. А чем ближе Новый год, тем больше представителей недовольных – «пресыщенных людей с айпадами», по выражению одного из функционеров ПЖиВ, – отправятся кататься на лыжах или греться на Мальдивах, оставив страну, 40% населения которой живет на менее чем 2,5 доллара в день, один на один с тандемом. А вернее – с Владимиром Путиным, поскольку роль второго члена означенной инстанции становится для одних все менее заметной, а для других все более смешной. А уж Путин-то отлично знает, как говорить с этой страной, которую он всегда справедливо считал именно левой по ее стихийным представлениям.

Представителям же вроде бы победившей, но никак не желающей востребовать свою победу насквозь левой оппозиции (далеко не все митинговавшие на Болотной отдают себе отчет в том, что формально они требовали признать победу тех, кто хочет не просто вернуть прогрессивный подоходный налог, но и, если дать им волю, готовы вернуть страну вообще куда-нибудь поближе к социализму, причем в форме восторжествовавшей фантасмагории) отведена роль заинтересованных статистов. Пока одни мерзнут на площадях, другие получают козыри для торга в кремлевских кабинетах. Если бы, к примеру, те же «эсэры» хотели развить свой успех, то выдвинули в президенты не Сергея Миронова, а Оксану Дмитриеву. Но они развития своего успеха боятся.

 

Власть надеется, что представителей «раздраженных горожан» (все-таки умеет Владислав Юрьевич Сурков давать исторически выверенные определения), униженных хамскими методами фальсификаций, будучи втянутыми в тяжбу с ней, властью, на так называемом правовом поле постигнет та печальная участь, которую еще один признанный автор политических афоризмов Владимир Путин обозначил так: «Замучаетесь пыль глотать».

Усилиями правящей партии российское выборное законодательство в последние годы претерпело такие злоключения-изменения, что уповать на победу против ПЖиВ в судах – это все равно что школьнику тягаться с отборной шпаной в дворовой драке.

Начать с того, что даже оспорить нынешние выборы в судах практически невозможно. И признание фальсификации на сотнях участков не возымеет никакого результата, кроме – максимум! – «перевыборов» на отдельных из них в марте. Что не приведет к перераспределению думских мандатов. Ввязавшиеся в судебные тяжбы энтузиасты могут с удивлением, к примеру, обнаружить, что суды не примут у них в виде доказательств таких копий протоколов, подписанных наблюдателями, которые не оформлены в соответствии с циркулярами школы волшебников из ЦИК. Что на деле было далеко не всегда возможно из-за: саботажа председателей УИКов и членов УИКов, бездействия всех без исключения силовых властей от милиции до прокуратуры, когда речь шла о нарушениях со стороны ЕР, отчаяния наблюдателей добиться соблюдения процедур и т. д.

Легальное поле действий оппозиции в последние годы сжалось до размеров меньше поля для игры в бадминтон, и там идет игра «в очко» с переменным выигрышным числом, которое знакомо только одному играющему. Так, если организаторам оппозиционных митингов надо подавать заявку за две недели – и то не факт, что дозволят (к тому времени, когда планируется собраться митинг «в продолжение Болотной», кстати, уже соберется Дума нового созыва, это станет фактом, который будет нельзя отыграть назад), то сторонникам ЕР можно заявлять вчерашний митинг на Манежной буквально в уведомительном порядке чуть ли не в тот же день.

И если в какой-нибудь Франции для выдвижения независимого, непартийного кандидата в президенты – бывшего премьера де Вильпена – нужно собрать 500 подписей (притом что тамошний мсье Churoff их не сможет забраковать), то нашему независимому помимо тех же 500 (Лимонов их собирал на днях на морозе – зала не дали) потом надо за месяц для официальной регистрации собрать еще 2 миллиона, которые забраковать – что на два пальца плюнуть. И так далее. До бесконечности.

Даже в случае перехода на «заявительный порядок» регистрации партий у властей остается миллион «законных» способов не допустить эти партии к выборам (забраковать подписи, к примеру, а денежный залог как основание для регистрации никто возвращать не собирается). Еще можно снять с дистанции по сотне других надуманных, но «законных» предлогов, перекрыть финансирование: это Обама может собирать пожертвования через интернет – а у нас только через Сбербанк, с паспортными данными и с предъявлением оригинала квиточка. Можно даже разрешить вновь одномандатников – и по ним будут избираться тайно члены ЕР, чтобы уже после избрания влиться в партийную фракцию. Можно вернуть графу «против всех» – и тогда оппозиция получит еще меньше голосов, зато ЕР – за счет особенностей перераспределения мандатов – еще больше мест в Думе.

 

Переломить эту унылую бесконечность может только одно – постоянное организованное давление улицы в форме мирных протестов. Без такого давления с помощью драконовского законодательства можно процедурно уморить любую оппозицию. Вопрос в том, хватит ли упорства организаторам и участникам таких митингов, а также в том, сколь долго власти будут воздерживаться от того, чтобы устроить недовольным и несогласным «полный Тяньаньмынь».

Другая линия противостояния намечается в сфере пропаганды. Тут властные агитаторы действуют более уверенно: все же телевидение они пока контролируют на 99%. Некоторые тезисы знакомы до чиха от архивной пыли. Вот, к примеру: «Остерегитесь, одумайтесь – разбудив дикую русскую толпу, вы пожнете бурю». Я и сам считаю, что плоды бунтов во имя свободы чаще всего пожинают мародеры мракобесия (о чем написал ровно неделю назад). Но трагизм нынешней ситуации, увы, таков, что, даже осознавая сей прискорбный факт, уже невозможно более тем, кто считает, что их человеческое достоинство попрано в ходе массовых и примитивно грубых фальсификаций, не выходить на площадь. В сущности, с одним лозунгом – «Достали!». Электоральные фальсификации стали лишь последней каплей. К выходу на площадь от отчаяния и возмущения вела длинная цепочка действий самой власти. Наглость мигалок. Проваленная «милицейская реформа» и похороненная – судебная. Убитая и замордованная средняя школа. Деградирующая медицина. Лихорадочные, как манипуляции наперсточника, «реформы» пенсионной системы. Беспредел коррупции: никто толком не был ни за что наказан вплоть до того, что беспардонность «открытых» доходов чиновников или прокурорских не вызывает никаких формальных вопросов – откуда, мол, все это богатство. Двойное трактование права: своим все, остальным – закон. Легковесные, оказавшиеся пустышкой разговоры о том, что «свобода лучше, чем несвобода», про модернизацию, про ответственность становящейся якобы прозрачной власти, про плавную, устремленную в века эволюцию системы и пр.

Давеча руководитель одной телевизионной компании (похоже, что искренне), умная женщина, буквально кричала в телевизоре: они, мол (те, кто на Болотной), готовят февральскую революцию. А за ней – Октябрь, который, как известно, принес восторженно встретившим февральскую республику алыми бантами буржуа кому расстрел, кому изгнание, а кому ГУЛАГ. Но она явно недокрикивает. Она недокрикивает про то, что куда больше, чем восторженные февральские буржуа и мещане, в трагедии Октября и гибели империи был повинен все же сам правящий бездарный режим, доведший страну до ручки, не начавший вовремя перемен.

О да, теперь все властные пропагандисты тоже говорят про перемены. Мол, оставьте нас сейчас в покое, и мы станем лучше. Можно, конечно, на минуточку поверить в их испуг, а также уповать на то, что даже в ЕР есть некоторое количество приличных и вменяемых людей, готовых на реформы и считающих их необходимыми (сам знаю некоторых). Но как поверить, если никаких действий на поверку нет и не просматривается? Как поверить, что завтра, к примеру, на манер генералиссимуса Франко кортежи дуумвиров начнут и сами останавливаться на «красный», и другим начальникам повелят соблюдать ПДД? Как поверить в то, что будет отставлен и отдан под следствие хотя бы один чиновник или прокурорский работник из тех сотен тысяч, что напоказ, внаглую живут не по средствам? Как поверить, если чуть ли не все фигуранты «списка Магнитского» – не только при должностях, но и при присвоенных миллионах?

Как поверить, если, говоря про то, что они теперь «прислушаются к народу» и станут лучше, никто из пропагандистов-защитников власти не отвечает на самый главный и простой вопрос (его почему-то не позволяют озвучить в телевизоре): почему же вы не хотите вернуть украденное? Начните свою новую «честную жизнь» с того, что признайте фальсификации, откажитесь от приписанных и накрученных голосов. Вплоть до того, что и хрен с ним¸ с этим большинством в 12 думских мандатов: в 90-х, в конце концов, у КПРФ была самая большая фракция в Думе – и что, мир рухнул? Но они не хотят ничего признавать и не хотят ни от чего отказываться. Потому что они не хотят и не привыкли (вернее, разучились) ни с кем ни о чем договариваться.

Все недовольные бы и рады поверить – кому охота безрезультатно мерзнуть на площадях, – вы дайте хотя бы какой-то сигнал. Но нет, не дают сигнала. А то и вовсе говорят, что чуть ли не все протестанты оплачены госдепом.

Про госдеп, между прочим, это не столько правда, сколько оговорочка по Фрейду. Потому что можно, конечно, сколь угодно шутить над лидерством в оппозиции Немцова, но станет совсем не до смеха, когда дойдет дело до расширения списка невъездных на Запад, до заморозки счетов, до блокирования сделок с российскими компаниями и т. д. Апологеты жесткой линии на это возразят: мол, Тяньаньмынь продажные западники проглотили – и наши репрессии в случае чего проглотят. Но тут встречный вопрос: а у нас что, уже такой же благоприятный режим для иностранных инвесторов, как в Китае, чтобы компенсировать неулыбчивое лицо нереформируемого режима? Что, кооператив «Озеро» уже сдал завоеванные командные высоты в пользу создания свободных экономических зон наподобие Шанхая?

Массовый выход людей на площадь – это лишь начало долгого пути. И хотя у протестующих нет пока явных лидеров и почти никакой организации, сам факт проснувшегося общества, сам факт уличного давления на власть дает стране шанс на перемены – и необязательно в духе Октября 17-го. Но помимо уличных манифестаций нужно, чтобы умение быть гражданами вошло в привычку. Успех начатого процесса зависит теперь во многом от упорства и организованности. Если зайдет речь о создании новой правой партии (на лидерство в которой может претендовать заговоривший после выборов, как я и ожидал, Кудрин), то надо научиться приходить на учредительные собрания числом 500 человек, чтобы учредительные протоколы не рисовали разные там масоны богдановы. А потом отстаивать свои подписи – в том числе опять на улицах. Надо не уходить спать с избирательных участков в полночь, когда там начинается самое интересное. Надо преследовать и изобличать членов избиркомов-фальсификаторов не только в судах, но и на тех же улицах, их надо публично презирать, их имена должны висеть на досках позора. Пусть это ваш сосед, учительница ваших детей в школе, которая потом будет так же фальсифицировать ЕГЭ, как выборы, пусть это врач вашей больницы. Надо идти на предприятия и в общественные организации, искать там союзников. Научиться блокироваться и договариваться по самым разным вопросам. И для защиты своих позиций опять, если понадобится, выходить на улицы. И так много лет. Последовательно и уперто. Шаг за шагом. И только тогда возникнет сила, против которой не то что «волшебник» Чуров будет бессилен, но и сам Волан де Морт.

У России еще ни разу не получалось пройти таким путем, всякий раз не хватало терпения, а сиюминутные герои толпы ввергали ее в очередной кошмар. Это, впрочем, не повод, чтобы не попробовать еще раз. На сей раз – уже точно последний.

P. S. Когда все это было написано, пришло известие о том, что Михаил Прохоров решил двинуть в президенты. Теперь до марта «раздраженные горожане» (о срочной необходимости создать для которых партию недавно говорил тот же Владислав Сурков) получили «системного» выразителя своих интересов. Значит ли это, что эти горожане воспримут это как сигнал, что им можно теперь успокоиться и уйти с улицы? Значит ли это, что думские выборы окончательно «заиграли», передернув повестку дня? Вышеприведенный текст, в свою очередь, имел в виду более глубинную по сути и более отдаленную временную перспективы, чем ближайшие три месяца.

Георгий Бовт

Читать полностью: http://www.gazeta.ru/column/bovt/3925942.shtml