Назад, в будущее:почему иногда проще распределять, чем копить

Дата: 2015.10.22
Категория: Анализ. Комментарии. Обозрения

 

 

 

При сегодняшней конфигурации накопительной части пенсионной системы слово «пенсионный» можно опустить. По сути, речь идет о дополнительном налоге в целях финансирования государственных и корпоративных инвестиций

Как сберечь деньги

В России развернулась дискуссия о способах использования социального налога, но она практически не касается вопроса, которой вроде бы должен быть основным, а именно объема гарантий, предоставляемых российской пенсионной системой будущим пенсионерам. Между тем каждый, кто хоть раз пытался сберечь свои средства в России, знает, как это непросто.

Средний реальный (за вычетом инфляции) доход рыночного портфеля ОФЗ (государственные облигации) составил за период 2005–2014 годов минус 3,5%. При этом показатели расширенного пенсионного портфеля ВЭБа (-2,9%) приблизительно повторяют показатели портфеля ОФЗ, что естественно, поскольку государственные облигации и есть основной актив, входящий в портфель ВЭБа. Корпоративные и муниципальные облигации дали средний реальный доход на уровне нуля, и только рыночный портфель акций позволил за рассматриваемые десять лет существенно «побить» инфляцию (средний реальный доход индекса ММВБ составил 16,2%).

Неудивительно, что владельцы пенсионных фондов ратуют за сохранение накопительного компонента. Отрицательный реальный доход означает, что пенсионные сбережения действительно являются «дешевыми» деньгами для использующих их государства и промышленных групп. При этом для застрахованных лиц, в интересах которых по идее и должна работать пенсионная система, средний реальный доход в размере -2,6% означает потерю за 30 лет более половины стоимости первоначально вложенных средств. Таким образом, при сегодняшней конфигурации накопительной части пенсионной системы слово «пенсионный» в этом словосочетании можно просто опустить. По сути, речь идет о дополнительном налоге с работодателей в целях финансирования государственных и корпоративных инвестиций.

Больше свободы — больше доход

Отрицательная реальная ставка на рынке государственных облигаций (ОФЗ) свидетельствует о том, что денежная политика в РФ является слишком мягкой. Денежные власти не прекращают попыток кредитного стимулирования экономики, за что население РФ расплачивается повышенной инфляцией и регулярными валютными кризисами. Казалось бы, в такой ситуации рынок акций должен быть естественным прибежищем сбережений населения. Однако львиную долю средств российские пенсионные фонды вкладывают именно в облигации.

Основная причина — требование, чтобы номинальный доход пенсионного портфеля был каждый год неотрицательным. Рынок акций при высоком ожидаемом доходе характеризуется высокой волатильностью: инвестиции в акции не позволяют гарантировать ежегодный положительный результат. Например, за рассматриваемые десять лет доход индекса ММВБ был отрицателен в 2008, 2011 и 2014 годах.

 

Соответственно, построение эффективной накопительной пенсионной системы требует существенного расширения инвестиционной декларации пенсионных фондов. В первую очередь необходима большая свобода в покупке акций, а также иностранных активов (акций и облигаций иностранных компаний, контрактов на товарных рынках и т.д.). Каждому россиянину, пережившему декабрь 2014 года, хорошо известно, как помогает инвестору наличие возможности приобретать иностранную валюту.

Систематически мягкая денежная политика мешает получать удовлетворительный реальный доход в облигациях, а требование номинальной безубыточности мешает инвестировать средства в акции и другие активы с высоким рыночным риском. Такой подход обеспечивает направление пенсионных накоплений в российскую экономику, оставляя будущих пенсионеров без накоплений.

Если же представить, что декларация пенсионных фондов будет либерализована так, чтобы ожидаемый доход пенсионных накоплений соответствовал рыночным стандартам, тезис о том, что пенсионные накопления являются «средствами для экономики», потеряет актуальность, поскольку львиная их доля окажется вложена в иностранные активы. Такой взаимный обмен пенсионными средствами выглядит в условиях глобализации совершенно нормально: как известно, крупные иностранные пенсионные фонды давно уже инвестируют средства в российские ценные бумаги. Однако вряд ли он устроит российских чиновников.

Почему американские пенсионеры такие богатые?

Учитывая перечисленные сложности с накопительной системой, странно, что в стране практически не обсуждается возможность построения надежной страховой пенсионной системы на распределительном принципе. Это было бы объяснимо, если бы подобные системы отсутствовали в мировой практике. Однако в реальности все как раз наоборот: прекрасным примером успешной реализации такой схемы служит система социального страхования США.

Система была создана в 1935 году и с тех пор зарекомендовала себя как одна из наиболее эффективных государственных программ в истории США. Построена она на распределительном принципе, то есть выплаты получателям пособий идут за счет текущего сбора социального налога. Отметим, что пенсионная часть этой программы финансируется налогом по ставке 8,5%, что гораздо ниже ставки 22%, принятой в РФ. При этом, несмотря на постепенно ухудшающуюся демографию в США, в трастовом фонде системы до сих пор ежегодно накапливается профицит (объем поступлений превышает объем выплат). По состоянию на конец 2014 года накопленный профицит трастового фонда составлял $2,79 трлн.

Американская система гарантирует приблизительно следующее. Если работник имел в течение рабочего стажа зарплату на уровне средней по стране, то при выходе на пенсию (пенсионный возраст — 65 лет) он получает приблизительно 40% средней зарплаты по стране на тот момент. Далее выплачиваемая сумма индексируется по темпу инфляции. Если доход работника превышал средний по стране, пенсия также возрастает, однако зависимость не прямо пропорциональна.

В 2014 году в США средняя зарплата (для целей этого расчета) составляла $46,5 тыс. в год. В России за последние 12 месяцев средняя месячная зарплата составила 33,7 тыс. руб., то есть, если применить то же соотношение, средний пенсионер получал бы в российских условиях страховую пенсию 13,5 тыс. руб. в месяц. Для тех, кто не впечатлен таким результатом, отметим, что речь идет о минимальных, базовых гарантиях. Никто не мешает работнику участвовать, например, в корпоративных пенсионных планах, которые во всех развитых странах являются основой действительно достойной пенсии.

При этом социальное страхование обеспечивает несколько функций, которые очень сложно воспроизвести, используя накопительный принцип. Во-первых, страховая пенсия выплачивается независимо от того, как долго живет застрахованное лицо, то есть она страхует работника от риска прожить очень длинную жизнь. Во-вторых, у страховой пенсии нет риска банкротства, который неизбежен, если пенсионные накопления инвестируются на рыночных условиях.

Большой экономический смысл имеет также и привязка страховой пенсии к средней зарплате по стране. В РФ среднегодовой темп роста номинальной зарплаты в 2005–2014 годах составил 17,2%, или 7,8% в годовом выражении. Нетрудно видеть, что схема с привязкой к средней зарплате в отличие от, например, вложений в рынок государственных облигаций обеспечивает работнику не только сохранность, но и долгосрочный рост реальной стоимости его пенсионных прав.

Проблемы

Понятно, что на практике не все так просто. Двумя основными проблемами распределительной системы в российских условиях являются плохая демография и малое желание предпринимателей платить социальный налог. Однако текущая демографическая ситуация в США и РФ различаются не так сильно, как принято думать. Много лет подряд рождаемость в США снижается, а в РФ она в последнее время имела тенденцию к увеличению. Таким образом, острота демографической проблемы в РФ — временное явление, связанное с тем, что в текущем десятилетии страна проходит через локальный минимум работоспособного населения, являющийся следствием демографической ямы 1990-х годов. Было бы вполне логично, если бы в течение этого трудного периода правительство продолжало поддерживать баланс пенсионной системы с помощью бюджетных вливаний, имея вполне просчитываемую цель прекратить эту практику в какой-то момент после 2020 года.

Если сделать серьезную попытку разработать новую распределительную пенсионную систему, можно будет выйти на тот набор параметров (ставка социального налога, возраст выхода на пенсию, объем пенсионных прав), который обеспечит стабильность системы в долгосрочной перспективе.

К сожалению, наблюдаемая на практике картина удручает. Ежегодно ставится вопрос «Быть или не быть?» заморозке пенсионных накоплений, то есть в оперативном режиме регулируется система, которая должна быть незыблемой основой финансового благосостояния десятков миллионов пожилых россиян. Вполне работоспособные варианты не получают достаточно внимания, при этом одного взгляда на ежегодно приходящее по почте уведомление Пенсионного фонда достаточно любому гражданину РФ, чтобы убедиться в беспочвенности надежд на сколько-нибудь значимую пенсию в рамках действующей сегодня схемы.

Пора уже заняться разработкой экономически обоснованной системы пенсионного обеспечения в РФ с прицелом на десятилетия вперед. При этом новая система выдержит проверку временем только в том случае, если в ее основу ляжет главенство интересов получателей пенсии, а не тех, кто пенсионными средствами хотел бы пользоваться. В конце концов период Великой депрессии трудно назвать легким для экономики США, но именно тогда была создана крупнейшая система социальной защиты, которая продолжает эффективно действовать 80 лет спустя.

Дмитрий Дудкин

Руководитель дирекции анализа долговых рынков «Уралсиб Кэпитал»

 

http://www.rbc.ru/opinions/society/21/10/2015/562738739a79474243b00a39