Опыт борьбы с фальсификациями на выборах

Дата: 2011.12.10
Категория: Выборы 2011

 

 

 

Как и планировалось мною в начале избирательной компании, я, Лансков Петр Михайлович, стал так называемым краткосрочным наблюдателем на выборах в Госдуму и Законодательное собрание СПб, зарегистрировавшись как член участковой избирательной комиссии (УИК) № 1780 с совещательным голосом, в Центральном районе СПб, по адресу: Большая Морская, 18. В таковом качестве меня туда отправило петербургское отделение партии Яблоко, кандидата которой, моего давнего товарища по Ленинградскому народному фронту, журналиста «Новой газеты» Бориса Вишневского, я решил поддержать. Главным мотивом моего участия в выборах в данной форме стало желание по мере сил воспрепятствовать тем незаконным методам давления на избирателей и фальсификации народного волеизъявления, к которым прибегает организация, известная в народе под названием «партия воров и жуликов». Кроме меня, на участке был еще один наблюдатель от Яблока – Наталья Бутомо. В процессе подготовки к работе в качестве члена УИК я изучил пособие по участию в выборах ассоциации «Голос», просмотрел ее же обучающий видео курс в Интернете и присутствовал на заседании предвыборного штаба нашего кандидата в субботу вечером перед выборами в помещении правозащитного центра «Мемориал» в СПб. У моей напарницы по наблюдению, в свою очередь были подготовлены бланки заявлений и жалоб на действия УИК. Как потом оказалось, никто из представителей других партий на нашем участке так подготовлен к выборам не был. Кроме нас, на участке, расположенном в холле Института технологии и дизайна, находящемся в 500 метрах от Дворцовой площади, присутствовали три тетушки от Едра, один коммунист, двое представителя эсеров, два представителя проэсеровских СМИ, и один наблюдатель от Правого дела. Все они, кроме члена УИК с решающим голосом от партии «Справедливая Россия» Никиты Сорокина (молодого человека с ограниченными физическими возможностями, но огромным чувством справедливости), были пассивными наблюдателями. Мы сразу договорились о взаимодействии с представителями СР и КПРФ и в итоге действовали весьма дружно.

Я переставил наши стулья поближе к столу УИК слева от него, энергичный Никита обычно сидел справа от него. Наблюдатели СР также находились напротив двух избирательных урн и считали всех бросающих туда бюллетени избирателей, а мы отмечали палочками всех избирателей получающих бюллетени, периодически сверяя наши данные с эсэровскими. В.Булгаков из КПРФ нам сочувствовал и поддерживал подписями наши заявления и жалобы. Наблюдатели Едра и Правого дела находились примерно в 20 метрах от стола УИК и, в основном, болтали между собой. Процесс голосования их (по понятным причинам) не интересовал.

И пособия, и инструктаж нацеливали нас на возможность многократного использования фальсификаторами открепительных талонов для голосования и вбросов в выносные ящики для голосования на дому. Однако на этот раз главным инструментом подтасовки стали фальшивые удостоверения о временной регистрации на территории избирательного участка. С самого утра мы обратили внимание на значительное количество молодых людей, обращавшихся к члену УИК, ведущему дополнительный список избирателей. К 12 часам выяснилось, что из 120 проголосовавших более 30 (!) сделали это по временным удостоверениям. Сначала мы подумали, что это настоящие удостоверения (тем более, что нам в руки их никто не давал) студентов, которым приказали зарегистрироваться в этом округе. Несколько раз я обращался в председателю УИК Стоговой Е.А. и настаивал на том, что согласно п.19 статьи 7 местного закона о выборах такой избиратель должен подать заявления об участии в выборах заблаговременно. Затем, с учетом того, что п.20 той же статьи противоречиво утверждает, что регистрация избирателя осуществляется на основании документа о регистрации его по месту жительства, то уже в письменном заявлении председателю УИК мы указали, что такая регистрация в день голосования должна осуществляться комиссией в целом, как органом, а не ее членом, проверяющим документы конкретного человека. Разумеется, все наши обращения были отклонены, без внятного объяснения причин.

Догадавшись о сути происходящего, мы с эсерами стали открыто заявлять о фальшивости удостоверений тогда, когда к столику с дополнительным списком выстроилась уже целая очередь из примерно 15 молодых людей и девушек. Я подошел к ним и сказал, что мы знаем, зачем они здесь и это может для них кончится уголовным преследованием. Большая часть людей из этой очереди рванула из помещения, а председатель комиссии заявила мне, что я оказываю давление на избирателей и мешаю работе комиссии. В этот момент к нам подошли несколько человек из штаба эсеров, которые отвлекли на себя ее внимание. Из оставшихся в зале избирателей один с сомнительной регистрацией спокойно ждал своей очереди. Нормальный с виду парень, в очках. Я спросил: зачем ему это надо? Он ответил, что его регистрация занесена в официальную базу данных, но в этот момент Никита (молодец!), воспользовавшись замешательством других членов комиссии, взял у него свидетельство о регистрации и перевернул, – на обратной стороне карандашом был проставлен номер УИК. Все стало ясно, когда приглашенный майор полиции, находившийся на участке, посмотрев на свидетельство подтвердил, что оно фальшивое, с печатью напечатанной на принтере, и вызвал наряд. Потом у этого парня по фамилии Ямщиков обнаружили более 20 (!) свидетельств о временной регистрации по разным адресам и он признался, что передвигается по городу и голосует за Единую Россию за деньги. Позднее днем мы зафиксировали молодую пару с такими же удостоверениями и тоже передали ее нашему майору полиции. Я написал соответствующее заявление в ОВД, Никита его письменно поддержал. Фальшивые удостоверения о временной регистрации жителей Красноярска Е.Носко и А. Благушина были мною скопированы на ксероксе УИК. Пока ждали наряд, выяснили, что они тоже голосуют за Единую Россию за деньги – полторы тысячи за каждое голосование. Оказалось так же, что в машине у этой парочки оставлен без присмотра младенец, с которым они поехали на такое дело…

После закрытия избирательного участка началось погашение неиспользованных бюллетеней и параллельно шла сверка списков избирателей, хотя все действия УИК должны осуществляться последовательно. Я воспользовался правом ознакомления со списками проголосовавших и пролистал почти все, обнаружив несколько сомнительных поправок и подписей разных избирателей сделанных одним и тем же почерком. Хотя без графологической экспертизы доказать это невозможно, тем не менее, нервы членам УИК я не без удовольствия потрепал:) Председатель УИК Стогова незаконно отказала нам в возможности сделать выписки из дополнительного списка избирателей где сосредоточены «мертвые души» тех, кто все же проголосовал по фальшивым временным свидетельствам и Наталья написала жалобу на нее в вышестоящую комиссию. Она же героически оставалась вместе с эсерами в УИК до половины второго ночи, контролируя соблюдение технологии подсчета голосов последовательно, по каждому виду бюллетеней и по каждой партии, когда я уже убежал на Московский вокзал…

Результаты голосования по нашему участку оказались таковы:

 

На выборах в Госдуму: Патриоты – 1,8; Правое дело — 1; Едро — 26; КПРФ-16,5; Яблоко –20,3;СР — 25;ЛДПР — 8; Недейств. – 1,5 На выборах в ЗАКС: Патриоты -1;Правое дело – 1;Едро — 32; КПРФ-12; Яблоко-23; СР – 23; ЛДПР-6.

И это при том, что не менее четверти голосов за Едро на нашем участке было сфальсифицировано «каруселью» с фальшивыми регистрациями, до ее остановки нашими общими усилиями.

«Карта нарушений на выборах»

http://www.kartanarusheniy.ru/11338